Глубина понимания текста

Дата: 13 Август 2009 | Опубликовал: admin

Ключевые слова: понимание, уровни понимания: лингвистический, интерпретация, постижение смыс­ла, осознание.

Что значит понимать текст? Этот простой, на первый взгляд, вопрос дискутируется уже не одно десятилетие и се­годня не имеет однозначного решения. Проблематика, груп­пирующаяся вокруг понятия понимания, является важней­шим источником появления и существования специальной философской дисциплины - герменевтики (греч. hermenes -

разъясняю, истолковываю).

В   соответствии   с   платоновской,   научно-рациона­листической традицией, пользующейся достаточно сильной поддержкой среди ученых, понять текст означает в индиви­дуальной, личностно-окрашенной форме отобразить зафик­сированные в нем существенные связи,увидеть единичное как частный случай чего-то общего. Но поскольку сущность имеет многоуровневую структуру различают сущность нуле­вого (явление), первого, второго и прочего, более глубокого порядка, - постольку правомерно говорить об уровнях пони­мания. Можно выделить,  по крайней мере, четыре таких уровня: лингвистический, интерпретацию, постижение смыс­ла, осознание. Первый, наиболее поверхностный уровень понимания текста - лингвистический. Это понимание на уровне явления. Здесь выделяются лексические единицы текста, выявляются „ синтаксические отношения между ними, устанавливаются их семантические характеристики. Возможны логические рас­ширения текста за счет восстановления пропусков (в част­ности, устранения энтимем), добавления информации путем элементарных логических процедур и т.д.

Рассмотрим следующий отрывок текста из “Повести

временных лет”:

“В лето 6374. Пошли Аскольд и Дир на греков, и пришли туда в 14 лето царствования Михаила. Царь же был в это время в походе на агарян и дошел уже до Черной реки, когда епарх прислал весть, что Русь идет походом на Царырад. И возвратился царь. И те вошли внутрь Суда, совершили много убийств христиан и осадили Царьград двумястами кораблей”.50

Видимо, можно предположить, что, например, вы­пускник средней школы во многом понимает этот текст, -благодаря, во-первых, достаточной прозрачности синтаксиче­ских   отношений   между   отдельными   выражениями,   во-вторых,     исходной     заданности     предметных     значений (десигнатов) большинства имен. В то же время преградой на пути к более полному пониманию этого текста может ока­заться недостаточная ясность для читателя таких имен, как “лето 6374″, “агаряне”, “Черная река”, “епарх”, “Суд”. Обраще­ние к словарям и уяснение того, что имя “лето 6374″ указы­вает на дату “со дня сотворения мира”, “епарх” - на городско­го голову, “Суд” - на залив Золотой Рог в Константинополе, “агаряне” предположительно на некие живущие на востоке народы, “Черная река” - предположительно на реку Мавропо-тамон, делает этот текст вполне  понятным в лингвисти­ческом плане.

Второй, более глубокий уровень - интерпретация. Ранее она рассматривалась как обосновательная процедура. В процессах понимания ее функция несколько иная. Как уро­вень понимания интерпретация связан^ с выделением теххарактеристик  текста,   которые   соответствуют   смысловым структурам читателя, импонируют ему, отвечают его устрем­лениям и намерениям. Нередко интерпретация принимает форму актуализации, а иногда ее крайнего  выражения  -конъюнктуризации, поскольку читатель обращает внимание на те моменты, которые важны для удовлетворения обществен­ных потребностей или достижения личных сиюминутных целей. Очевидно, каждый читатель может по-своему интер­претировать содержание текста и потому по-своему его по­нимать.

Такая предвзятость свойственна не только отдельным индивидам. По словам К.Маркса, “так называемое историче­ское развитие покоится вообще на том, что новейшая форма рассматривает предыдущие как ступени к самой себе и всегда понимает их односторонне”51. Прошлое как бы поворачи­вается к настоящему и будущему различными аспектами своего бытия и подвергается непрерывным переоценкам. Поэтому высказывания о “непредсказуемости” прошлого воз­никают не на пустом месте.

Возьмем, например, образ Ивана Грозного в нашей -исторической литературе. Даже за относительно небольшой срок - семь десятилетий советской истории он неоднократно переосмысливался. Вначале с ним связывалась враждебная народу деятельность жестокого царя-злодея. Сталин, искав­ший опору для своих идей в исторических аналогиях, попы­тался сделать его положительным, выпятив деятельность Грозного по укреплению централизованного Российского государства. После Сталина осуждение царя-злодея возроди­лось. Наконец, наше бурное время и в суждения по этому вопросу внесло свою долю неопределенности.

Особой разновидностью интерпретации является мо­дернизация. Ее специфика состоит в том, что интерпретируе­мое содержание текста наделяется дополнительными призна­ками, взятыми в современных сходных состояниях. Прошлое, будучи пропущенным через призму настоящего, получает несвойственные ему оттенки. Естественно, в результате мыимеем искаженное представление о зафиксированных в текс­те отношениях и событиях.

Что касается художественных текстов, то они, в силу присущей им недосказанности, неточности и даже парадок­сальности (как, например, у Гоголя: “Славная бекеша у Ива­на Ивановича! отличнейшая! А какие смушки! Фу ты, про­пасть, какие смушки! сизые с морозом! Я ставлю бог знает что, если у кого-либо найдутся такие! Взгляните, ради бога, на них, - особенно если он станет с кем-нибудь говорить, -взгляните сбоку: что за объядение! Описать нельзя: бархат, серебро, огонь!”), как бы провоцируют читателя на активное участие в их доработке, на придание нового смысла тексту, т.е. на творчество. Известный русский книговед НА.Рубакин верно заметил, что “история литературы не есть только исто­рия писателей и их произведений, несущих в общество те или иные идеи, но и история читателей этих произведе­ний”.52

Третий уровень можно назвать постижением смысла. Постигнуть смысл сказанного в тексте - это значит устано­вить, к чему стремился его автор, какими мотивами руковод­ствовался, какие задачи перед собой ставил, создавая текст. Для этого нужно прежде всего соотнести текст с вопросами, ответы на которые он сообщает. В итоге текст наполняется тем смыслом, который придавал ему автор, и читатель во многом повторяет его творческий путь. По словам А.Франса, “понимать совершенное произведение искусства - значит, в общем, заново создавать его в своем внутреннем мире”53.

Здесь, однако, нужно иметь в виду следующее обстоя­тельство. Существуют тексты, являющиеся побочным продук­том задач, стоящих перед их авторами, и замысел произведе­ния может существенно не совпадать с реальным результа­том. Следовательно, некритическое использование вопросо-  , ответного подхода при постижении, смысла может вести к заметному искажению сути дела, к упрощенному пониманию   / текста. Нужно учитывать не только то, как проблема (задача) формулировалась первоначально, но и как она развивалась в

дальнейшем.

Однако постижение смысла не есть самый глубокий уровень понимания текста, почти достоверно известны во­просы, на которые пытался ответить Л.Н.Толстой, но ни он сам, ни его многочисленные почитатели долгое время не знали о том, насколько полно и основательно он вскрыл противоречия русской жизни накануне революции. Будущие исследователи, как правило, понимают текст лучше, чем его создатели и современники (”парадокс Шлейермахера”). Про­исходит осознание содержания текста. В этот процесс включа­ется не только текст и его автор, но связи содержания текста с тенденциями общественного развития. Текст, таким обра­зом, как бы погружается в некоторый историко-культурный контекст. Осознание происходит в соответствии с законами диалектической логики.

Великие произведения литературы, искусства, науки отличает совпадение авторских задач и ценностных установок с тенденциями общественного развития. Поэтому такие про­изведения живут века, и каждая эпоха ищет и находит в них ответы на свои вопросы, внося свой вклад в переосмысление

текстов.

Таким образом, глубина понимания текста связана со способностью читателя увидеть в его содержании сущност­ные характеристики отображаемого. “Погружение” текста в историко-культурный контекст должно выступать в качестве необходимой герменевтической процедуры.

Рубрика: Логика

Комментирование закрыто.